Uncategorized

Пятая часть сербов хочет эмигрировать из страны

Пятая часть граждан Сербии хочет уехать из страны. Такие результаты показал опрос, проведенный организацией «Сербия 21». Главный мотив отъезда — более высокий уровень жизни, но также люди уезжают из-за неорганизованной государственной системы, партократии и отсутствия перспективы.

В категории молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет эти цифры еще выше: 34 процента или около 450.000 граждан. Почти половина из них думает о постоянном отъезде, и это своего рода оценка страны, в которой они сейчас живут.

«Конечно, не все уедут, но суть в том, где они находятся ментально, как они планируют свою жизнь, хотят ли посвятить часть своей жизни изменению, — рассуждает Боян Джурич из организации «Сербия 21». — И это не изолированная проблема Сербии, это проблема всей Восточной Европы. Например, из Румынии ежегодно уезжает 400.000 человек. Нас ужасно нервирует, когда мы слышим фразу, что уезжают самые умные. Правда в том, что уезжают и так называемые «risk-takers» — люди, которые из-за ситуации, в которой они находятся здесь, едут в неизвестность… Уезжают образованные врачи, медсестры, как и успешные сварщики и представители других профессий».

Сербские граждане разочарованы многими вещами, при этом несправедливо утверждать, что деньги и лучший уровень жизни являются решающими мотивами для отъезда из Сербии. Хотя материальное положение чаще всего упоминается в качестве основной причины и в этом исследовании, сразу возникает организованность государства, а также большое недоверие к институтам власти.

«Существует давно известный синдром, и это знаменитая фраза: иди отсюда, если тебе здесь не нравится. Никто из власти не хочет задуматься: что я делаю такого, что заставляет людей уезжать отсюда? Значит, все, что я делаю, хорошо, а если вам не нравится — до свидания. Как будто эта страна принадлежит властям, а если граждане недовольны жизнью в стране, это проблема граждан, а не тех, кто фактически определяет жизнь в Сербии», — говорит профессор Србиянка Турайлич.

Возможно, власти бы и занялись такими проблемами, если бы их можно решить быстро и показать какие-то результаты. Сербия давно является страной эмигрантов, и ничто не может изменить ситуацию в одночасье.

«Эта проблема невозможно решить быстро, поэтому я не думаю, что на разных уровнях власти есть какая-то большая мотивация, чтобы что-то сделать или планировать в долгосрочной перспективе, — говорит Боян Джурич. — Когда люди говорят, что у них нет перспектив, их не остановит обещание увеличить зарплаты на 15 или 20 процентов в ближайшие 10 или 15 лет, что может быть экономическим результатом Сербии в лучшем сценарии. Людей надо каким-то образом убедить, что есть какая-то надежда, что здесь они будут жить лучше».

Аналогичное мнение разделяет и Србиянка Турайлич, которая слышала из первых рук о причинах отъезда студентов. И деньги тут не являются самым важным мотивом.

«В той профессии, которой я занимаюсь, в инженерии и IT секторе, стандарт может быть даже выше, чем где-либо еще в Сербии, учитывая существующую заработную плату и расходы на жизнь. В этой профессии есть работа, а зарплаты немаленькие. Из тех IT-инженеров, которые уехали, они уезжали, когда дети были готовы к школе. Они хотели, чтобы их дети росли и жили в достойной стране, в которой есть нормальная система ценностей, и в которой не все решается коррупцией и через связи», — говорит Србиянка Турайлич.

Если перечислять все, что в Сербии плохо функционирует, список будет длинным: плохой общественный транспорт, бюрократия, коррумпированное здравоохранение, судебная система и полиция, разрушенные учреждения, медленные поезда, плохие дороги, трудоустройство по партийнному принципу, медийное и политическое насилие — и все это за зарплату в 200-300 евро — становится ясно, что необходимо иметь специальную систему самообеспечения и определенную способность к медитации, чтобы иметь возможность функционировать в таком окружении.

«Я думаю, что когда люди думают об отъезде, они в первую очередь руководствуются опытом других людей или наблюдая за общей ситуацией в обществе. Осознание того, что некоторые вещи меняются медленно или вообще не меняются, мне кажется, более важно для принятия решения, чем какое-то конкретное событие, в том смысле, что человеку что-то прямо угрожает, или что кто-то может легче найти работу, или что образование не всегда окупается», — говорит Боян Джурич.

Партократия в Сербии была всегда, но актуальная партийная система СНС поставила систему «ботовского» продвижения в качестве одного из ключевых принципов в карьере молодых людей. Насколько влияет на мышление молодых людей тот факт, что они не хотят бороться за рабочие позиции с партийными ботами? Србиянка Турайлич считает, что это совершенно ясно, и что «если бы были сильные институты власти, то не было бы никакой партократии. Так что, мне кажется, партократия — это только последствие, это результат желания, чтобы такие институты не существовали». Поэтому профессор Турайлич считает, что власть все ужасающие цифры и проценты этого исследования намерена просто игнорировать и замалчивать.

«И будет замалчивать, потому что у нее просто нет ответа, который бы не подразумевал ее собственную вину. Принятие ответственности является первым шагом на пути, к тому, чтобы сказать: хорошо, давайте посмотрим, что мы можем изменить. Но они должны делать это не для молодых, они должны делать что-то для страны. Не существует отдельной волшебной программы стимулиции для молодежи. Молодые люди бегут из общей среды, и пока не будет сделано что-то для улучшения окружающей среды в целом, молодым людям нечего предложить, чтобы они остались в Сербии», — сказала Србиянка Турайлич.

Источник: N1, DW.COM

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *